2017-forum.ru

Культурный проект

Гегемонная маскулинность
Перейти к: навигация, поиск

Гегемонная маскулинность (англ. hegemonic masculinity), также доминантная или доминирующая маскулинность — термин, введённый австралийским социологом Рэйвин Коннелл (англ.)русск.[1], для описания типа маскулинности, находящейся на вершине иерархии культуры мужского сообщества и разделяемого его преобладающей частью.[2][3][4] Российский учёный Игорь Кон рассматривает гегемонную маскулинность как социокультурный нормативный канон, на который ориентируются мужчины и мальчики.[5]

Образ «настоящего мужчины»

Гегемонная маскулинность выступает желаемым «нормативным» образцом и идеалом маскулинности. Стремление следовать этим образцам социально поощряется в обществе.[2][4] Несмотря на это, не все мужчины стараются соответствовать стандартам гегемонной маскулинности.[5]

Гегемонная маскулинность отражает бытующее в том или ином обществе понятие «настоящего мужчины» и реализуется в отношениях с женщинами или другими менее престижными формами маскулинности («ненастоящими мужчинами»).[5][6] Такая гегемония основана на насилии и признании.[5][3] Противоположностью гегемонной маскулинности являются различные маргинализированные модели маскулинности, которые существуют в группах национальных, социальных и сексуальных меньшинств. Эти проявления маскулинности оцениваются большинством как «ущербные», маргинализируются и воспринимаются с разным уровнем толерантности, часто становясь объектами дискриминации, характерной для патриархального общества.[6][3][4]

Гегемонной маскулинности присущи избегание всего женственного («без бабства»), гомофобия, самодостаточность (опора на собственные силы), агрессивность, соревновательность, борьба за высокий социальный статус, безличная сексуальность и эмоциональная сдержанность.[7] Гегемонная маскулинность оказывает большое влияние на процесс социализации мальчиков, культивируя у них сильные эмоции, связанные с отношением господства и власти, любовь к острым ощущениям, а также табуирует проявление слабости в виде страха, нежности или чувства стыда.[8]

У некоторых социально и этнически маргинализованных групп гегемонная маскулинность выражается в протестной маскулинности, которая стремится к возрождению «истинно-мужского начала» и противопоставляется «феминизированной», «интеллектуализированной» и «гомосексуализированной» западной цивилизации.[7]

См. также

Примечания

Литература

  • Connell, R. W. Masculinities. — Second Edition. — Berkeley: University of California Press, 2005. — 327 с. — ISBN 0520246985.
  • Здравомыслова Е. Гегемонная маскулинность. Автобиография героя и комментарии // Беспредельная социология. Сборник эссе к 60-летию В. Воронкова / Под ред. О. Паченкова, М. Соколова, Е. Чикадзе. — СПб.: ЦНСИ, 2005. — С. 15-33.
  • Гегемонная маскулинность как фактор мужского (не)здоровья // Социология: теория, методы, маркетинг. — 2008. — № 4. — С. 5-16.
  • Меняющиеся мужчины в изменяющемся мире // Этнографическая мозаика. — 2010. — № 6. — С. 99-114.
  • Насилие в молодежных группировках как способ конструирования маскулинности // Журнал социологии и социальной антропологии. — 2002. — Т. V. — № 1. — С. 151-160.
  • Синельников А. С. Словарь гендерных терминов // Вестник ТомГУ / Под ред. А. А. Денисовой. — М.: Информация XXI век, 2002. — № 1(17).
  • Слезкина Ю. М. Характеристики доминантных моделей маскулинности и фемининности // Вестник ТомГУ. — 2012. — № 1(17). — С. 85-91.
  • Чернова Ж. В. Репрезентации гегемонной маскулинности в современном российском медиа-дискурсе: Дис. на соиск. уч. степ. к. социол. н.: Спец. 22.00.04 / Чернова Ж. В.; [Сарат. гос. техн. ун-т]. — Саратов: 2001. — 185 с.

Ссылки

  • Анна Темкина. Настоящий мужчина. Полит.ру (12 июня 2013). Проверено 1 октября 2013.


Гегемонная маскулинность.